Счетчики



Достопримечательности

210.jpg

Партнеры

Moretourov
Аисты на курорте

Аисты на курорте Он вернулся домой. Туда, где родился. Занял гнездо и несколько дней не покидал его, лишь ненадолго слетая на землю - что-нибудь проглотить. Безголосый аист почти непрерывно трещит клювом - это сигнал соперникам: гнездо занято, и я буду за него драться! Иногда аисты и дерутся, причем серьезно, с кровью, бывает до смерти. Но вот прилетела самка. Треск клюва - уже приветствие, приглашенье к семейному очагу. И если в ответ - тоже треск с заламыванием головы назад - семейный союз заключен.
Чуть подновив гнездо (прошлым летом оно необязательно принадлежало этой паре), долгоногие птицы, проявляя чудеса акробатики, спариваются. В конце апреля - мае уже появилось в гнезде яичко. Теперь пара аистов связана крепкими узами ответственности за продолжение рода, и уже вдвоем птицы защищают права на гнездо. Каждый прилет партнера с кормежки приветствуется громким треском. Занятная музыка. Вот если бы аисты могли рассказать, где они были, как провели зиму, что видели, что приключилось на дальней зимовке... Прилетели они из Африки.
НАЧНЕМ рассказ о зимовке с фантастического путешествия в канун прошлой осени, когда аисты, объединившись в стаю, двинулись в дальнее (для молодых неведомое) путешествие. Полет туда и обратно - пятнадцать тысяч километров. Надо быть хорошими летунами, чтобы осилить путь. И аисты таковыми являются.
Летят они не как, скажем, гуси, все время махая крыльями. У аистов полет парящий - огромные расстояния одолевают без изнурительной траты сил. Стая птиц находит столб теплого, восходящего воздуха и по кругу со скоростью три-четыре метра в секунду «ввинчивается» в небо, достигая иногда высоты более трех километров, и растворяется в синем пространстве. (Мощь восходящих струй воздуха так велика, что поднимает ввысь безмоторный планер с человеком-пилотом, и планеристы нередко кружатся вместе с аистами.)

С высоты птицы пологой горкой скользят, пролетая таким образом немалые расстоянья, и снова ищут восходящий поток. Так проходит все путешествие. Ночью птицы лететь не могут - нет восходящих потоков. На ночь стая садится и отдыхает. (И днем иногда задерживается - надо кормиться.) Но утром, как только солнце начнет согревать землю, несколько разведчиков улетают искать восходящий поток. Увидев, что их товарищей воздух уносит кверху, стая встает на крыло, и вот уже в воздухе опять карусель.

Не могут парящие птицы лететь и над морем, и все по той же причине - нет воздушного «лифта». Стороной аисты облетают Черное и Средиземное моря. Одни (западноевропейские) пролетают над Гибралтаром, другие (восточноевропейская популяция) пересекают Босфор. На пути у них большая пустыня. Но воздух тут хорошо держит в небе. Двумя потоками аисты вливаются в Африку - одни зимуют ближе к западному побережью, другие - к восточному, достигая южной оконечности континента. Восточная Африка - зона наибольшего их скопленья.
Зрелище пролетающих на зимовку птиц завораживает. Лет двадцать назад газеты обошло описанье «воздушного боя» над Стамбулом между аистами и орлами. Никакого боя, конечно, не было. Просто птицы с парящим полетом в небе перемешались в мощном воздушном потоке.

КАК ЖИВЕТСЯ нашим любимцам на зимнем курорте? Судя по спокойному поведенью, они и здесь чувствуют себя дома. Держатся так же, как и на родине, на открытых пространствах - в степях, в саванне, у мелких озер, в долинах рек. В Кении и Танзании мы видели их постоянно, иногда в таком количестве, что, кажется, зелень степи кто-то посыпал сверху листами бумаги.

Аисты хорошо знают, кто тут их добрый сосед, а кого следует опасаться. Если дома зазевавшимся аистом может поживиться лиса, то тут то же самое следует ждать от шакала. Но птицы бдительны и доверчиво держатся лишь в компании зебр, бородавочников, антилоп. Это не только им не вредит, но и оказывает услугу - звери вспугивают мелкую живность. 

Сырых, обводненных земель в Восточной Африке мало. Арена жизни аистов - сухие степи. Наблюдая за птицами, видишь, как они, двигаясь, сосредоточенно смотрят в траву, резко ударяя во что-то клювом, и, если сейчас же голову вскинут, значит, что-то поймали. Это может быть мышь, ящерица, небольшая змея, но основная пища аистов в Африке - саранча, и если ее немного, на «курорте» аисты голодают. Зато при обилии саранчи они оживляются - взлетают, подпрыгивают и жадно хватают, хватают. У реки Лимпопо в Южной Африке мы с полчаса наблюдали за этой азартной охотой.

Ужаков на родине хватают аисты безбоязненно. Гадюк они тоже ловят, но с осторожностью - подставляют разозленной змее крыло, и, когда змея израсходует яд, птица спокойно бьет ее клювом. Так же аисты поступают в Африке. Как ни странно, обилия пищи для аистов в Африке нет - птенцов они выкормить не могли бы. Этим и объясняются, видимо, их перелеты в края, где много мышей и лягушек.
В обводненных местах аисты часто бродят вместе с фламинго, пристраиваются к стае пеликанов и тоже что-то находят.

В сухих саваннах каждый год бывают пожары, и аисты не только не боятся огня, но немедленно, как только его заметят, устремляются к краю горящей травы. И тут у них пир - огонь спугивает все живое, что прячется в травах.

Покормившись, птицы не лишают себя удовольствия покружиться над степью. Восходящих потоков тут много. Над песчаной плешиной в заповеднике Серенгети мы видели белую карусель аистов. Не менее сотни птиц, к которым присоединилась и их африканская родня - аисты марабу, сверкая белыми перьями, все выше и выше поднимались в синеву неба.

АИСТОВ и в Африке любят. Но вблизи селений птиц не увидишь. Стремление быть с человеком рядом им свойственно только на родине. Возможно, это объясняется тем, что в некоторых местах Африки на птиц охотятся. Описан случай, когда у старосты какой-то деревни в Судане видели ожерелье из разноцветных колец, которыми орнитологи метят аистов. А однажды к гнезду в Германии вернулась из Африки птица со стрелою, застрявшей у нее в шее. Да и без оружия, голыми руками тут кое-где ловят аистов. Это бывает в самую жаркую пору, когда изнемогшие птицы не могут взлететь.

Жара для аистов - не маленькая проблема. Птенцов они покрывают «зонтом», распустив над гнездом крылья. А чтобы утолить их жажду, в зобу приносят воду к гнезду. В Африке в самое жаркое время дня аист стоит с открытым клювом и часто дышит. Голые ноги, особо страдающие на солнце, аисты окропляют жидким пометом.

УЛЕТАЯ с родины в начале августа, к местам зимовки аисты прибывают в ноябре - декабре. (Как видим, не скор их полет.) А в феврале птицы начинают уже кучковаться для обратного путешествия. Два года назад на юге Африки, в пустынном уголке Калахари, мы подъехали к мелкому озеру, пестревшему множеством птиц. Аисты! Житье на «курорте» у них проходит в небольших группах, а к перелету они опять сбиваются в стаи. Улетают, однако, не все. Молодые аисты, впервые узнавшие Африку, тут остаются и полетят через год.
Путь на родину у птиц пролегает по тем же маршрутам - над Гибралтаром и над Босфором. И способ полета прежний - подняться в потоках воздуха как можно выше и на распластанных крыльях скользить в нужную сторону.

Считается, что аисты непременно прилетают к родному гнезду. Это случается, но не всегда. Находили окольцованных птиц и в десяти, и в сотнях километров от мест, где они родились.

Всеми любимая птица пока вне опасности. Но число аистов уменьшается неуклонно - причины: осушенье земель, применение химикатов, убивающих их кормовую базу. В странах Европы численность аистов за последние годы местами снизилась почти что на четверть, а кое-где (Швейцария) аисты вовсе перестали гнездиться, и была проведена дорогостоящая операция по расселению птиц в местах былого их пребывания.

Аист давно живет с человеком рядом. Он всюду сосед желанный. Люди счастливы, если аисты поселяются рядом с домом. 

Василий Песков