Счетчики



Достопримечательности

202.jpg

Партнеры

Moretourov
Либерия: на волнах войны и мира  4

.. В начало

В лучшие дни на Мамбе можно поймать супертрубы, как на португальском побережье: глубокие, быстрые, мощные. Это упрямый брейк. Быть единственным серфером в округе – это одно, а единственным серфером в стране – уже совсем другое. Что ж, это тоже своего рода привилегия.

Однако это лишь временное затишье… Начинается новая атака мятежников, и тысячи новых беженцев наводняют город. На этот раз мы лучше подготовлены. MERLIN растет, почти все медсестры в городе привлекаются к работе во временных клиниках, созданных во всех крупных центрах переселенцев.

Серфинг в прошлом – мы работаем по шестнадцать часов в день, семь дней в неделю. Это тяжелая и в то же время очень благодарная работа.

Месяц спустя на город обрушивается третий, самый ужасный натиск мятежников – три недели беспрерывной огневой атаки. Я пытаюсь ухватить некоторые образы, но как найти слова, чтобы описать неописуемое – красоту и неистовство, царящие внутри волны.

Вот что я написал в те дни: Шесть часов утра, рассвет приближается. На улице сыро, сумрачно и тихо. Неожиданно вдалеке раздается взрыв. За ним еще один, уже ближе. Как во время надвигающейся грозы, звук приближается, мало-помалу перерастая в адский рокот, пронизывающий воздух, которым мы дышим.

Металлические осколки и шрапнель вонзаются в тела женщин и детей, занимавшихся приготовлением завтрака, стиркой белья, пытавшихся начать обычный день. Через несколько минут во двор, где мы разместили временное отделение экстренной помощи, начинают поступать раненые.

За углом находится лагерь, в котором размещается почти 20 000 беженцев. В понедельник залетевший туда снаряд  убил 22 человека и ранил более 70 человек. Каким-то чудом никто из работников нашего проекта не пострадал.

В тот день мы работали в палатке с брезентовой крышей, сооруженной из досок и бамбуковых жердей, сложно представить себе более ненадежное (уязвимое) укрытие.

Мы пытаемся построить «стену жизни», нагромождая мешки с песком, чтобы защитить обитателей лагеря от шальных пуль. Для этого нужно собрать все старые мешки от риса в городе – мы платим за них по 10 центов за штуку. Вскоре у нас набираются тысячи мешков. Мы отправляемся на пляж за песком.

Пули долетают даже сюда. Пока мы воздвигаем стену вокруг ближайшего лагеря беженцев, жертвами шальных пуль становятся еще трое, в том числе двенадцатилетняя девочка – через час она умирает. Ее семья в отчаянии, я тоже – это была прелестная жизнерадостная крошка.

Пули могут найти любого из нас, у нас нет ни бронежилетов, ни шлемов. Сегодня одна пуля влетела в комнату, расположенную по соседству с моей, едва не задев находившихся там бухгалтера и Доброго Доктора Клемента. Они вышли из дверей, со смехом разглядывая пулю. Может быть, все мы сошли с ума?

К концу дня мы измотаны, но вместе с тем и воодушевлены – нам удалось сделать немало в этих адских условиях. Каждый день мы спасаем бессчетное количество жизней. Мы привозим воду, залечиваем пулевые ранения, переправляем больных в критическом состоянии в больницу, лечим малярию. Сегодня произошло маленькое чудо: мы приняли роды, и мать назвала новорожденную Мерлиной. 

Так что жизнь продолжается и среди всего этого кошмара, и каждый сделанный шаг является победой. Мы слышим песни, магнетический африканский госпел, раскатывающийся вокруг вопреки смерти и насилию. Люди собираются на молитву, которая проходит в ритме празднества и танца.  

Когда-нибудь этот ад на земле закончится. Сегодня главная задача человека – остаться в живых. Мы продолжаем работать, трудимся не покладая рук, надеясь, что нам немного повезет и попутный ветер пронесет бомбы мимо нашего дома и дома наших соседей.

Продолжение..